Агрессивность искусства
Агрессивность искусства
    Еще 20-30 лет назад это словосочетание большинством обыкновенных людей воспринималось бы не больше, чем какой-то словесный каламбур. Но сейчас, когда число видов искусства, несущих в себе элемент агрессивности, резко увеличилось (оставив существенный след практически во всех его проявлениях), а степень негативного влияния отдельных течений каждого из них ежегодно увеличивается чуть ли не в геометрической прогрессии, то это выражение приобретает все более и более зловещий оттенок.
   Безусловно, живопись и скульптура, театр и классическая музыка оказывали и оказывают определенное воздействие на человеческое общество. Но, во-первых, удельный вес течений с агрессивной подоплекой в каждом из классических видов искусства крайне мал или отсутствует вообще, а во-вторых, регулярное (а значит и достаточно значительное) влияние они оказывают лишь на 3-5% населения нашей страны, в то время как современные тенденции в кино и телевидении, музыке и литературе так или иначе влияют на оставшиеся 95% членов нашего общества. Именно о них мне и хотелось бы сказать несколько слов.
    Одно из наибольших возмущений у представителей зрелого и пожилого возраста в музыке вызывают произведения отечественных и зарубежных рок-музыкантов. И это следствие не только не только их консервативных взглядов и представлений, но и реальное ощущение физического и психологического дискомфорта. Специальные исследования, проведенные американскими учеными, показали, что при звучании рок-музыки в коровнике по 2 часа в день величина надоев уменьшалась более чем в 2 раза. Через 3 месяца ежедневных 2х-часовых "рок-концертов" для обезьян, у последних развивалось состояние аналогичное человеческой гипертонии 1 степени. Происходили изменения и в их поведении - появилась раздражительность и капризность, конфликтность и драчливость у особей до этого спокойных (или они впадали в глубокую депрессию с безразличием даже к своим сексуальным партнерам). А прежде относительно уравновешенные становились буквально агрессивными и к соседям по клетке и к людям.
    Пример с животными категорически отвергает фактор мировоззренческого предубеждения, на который обычно ссылаются любители рок-музыки.
    В 85% семей, где хотя бы один из ее членов является поклонником рок-ансамблей, отмечается более напряженная психологическая обстановка, чаще возникают конфликты, уровень взаимопонимания минимальный. Сами же "любители" в большинстве случаев отличаются эмоциональной неуравновешенностью, низким интеллектуальным и духовным уровнем развития, узким кругозором, искаженными представлениями об истинных человеческих ценностях (и внутри личности, и вне ее). Фанатичная преданность своему увлечению приводит к сознательному отторжению других увлечений и интересов, резкому сужению круга общения, к возникновению иллюзорного восприятия жизни, часто весьма легкомысленного, приводя к утрате какого-либо мало-мальски серьезного смысла собственной жизни, ее целей и задач.
    Все попытки окружающих (в том числе родных) вывести "любителя" (особенно подростка или юношу) из искусственно созданной им самим интеллектуальной и психологической изоляции приводят лишь к очередному накалу страстей, еще большему отчуждению в отношениях, усилению равнодушия к интересам и проблемам близких (не говоря уже о всех прочих). Чрезмерная невротизация "любителя" нередко переходит в невротическое или психопатическое развитие личности (т.е. возникновению деформации структуры личности и ее последующее глобальное углубление с усилением явной и скрытой дезадаптированности в обществе).
    Почему же рок-музыка так влияет? Во-первых, потому, что в ней часто отсутствует гармония мелодии (о текстах говорить уже и не приходится), а точнее сказать, имеется в той или иной степени дисгармоничность звуковых сочетаний, заложенных уже в самом произведении, что усиливается не всегда высокопрофессиональным исполнением музыкантов и солистов. Нельзя забывать, что среди авторов музыки и текстов далеко не так много людей с действительно высоким интеллектом и культурой, духовностью и нравственностью, истинным композиторским или поэтическим талантом. Иначе говоря, деструктивность (психическая и психологическая) во многих случаях заложена уже в самом произведении и которая увеличивается не только от дилетанского исполнения, но и от "своеобразных" импровизаций и вариаций, "специфической" оранжировки.
    Любое произведение любого автора несет на себе его отпечаток. И если личность автора дисгармонична в силу любых причин, то по законам космоса и его произведения также будут нести в себе негативную энергетику, жертвой которой и становятся (вольно или невольно) слушатели - "любители" и их непосредственное окружение.
    Сознательное увлечение легкодоступной и нередко примитивной музыкой воздействует в первую очередь на подсознание, ряд животных инстинктов. И они при столь регулярном и мощном стимулировании начинают доминировать в поведении "любителя", создавая очаги патологического возбуждения в коре головного мозга и его подкорковых образованиях. В итоге обязательно вызывая те или иные психические изменения и нарушения пропорционально степени "тяжести" рока (и ряда других современных музыкальных течений), продолжительности ежедневного прослушивания, уровню первоначальной неустойчивости нервной системы (влияние инфекций, травм и т.д.).
    Присутствие на многочасовых концертах рок-групп или коллективное прослушивание их записей часто приводит к возникновению патологического ажиотажа среди зрителей и слушателей с явными и скрытыми элементами физической и психологической агрессивности, повышенной сексуальной "озабоченности", к усилению потребности в компенсаторных механизмах - алкоголю, наркотикам и другим токсическим веществам прямого или опосредованного психотропного действия, к  неосознанному поиску новых "острых" ощущений.
    Агрессивные тенденции в кино и литературе имеют много общего, поэтому их можно  рассматривать  параллельно. Большинство новых остросюжетных приключенческих и фантастических фильмов, как и содержащих ужасы и мистику, боевики и триллеры, сняты по произведениям отечественной и особенно зарубежной литературы.
    Особенность психологического воздействия фильма или книги заключается в том, что зритель (читатель) сопереживая героям произведения невольно мысленно идентифицирует себя с ними, как бы перевоплощаясь и вживаясь в тот или иной образ. Отключаясь от реальной действительности, он полностью погружается в ход представляемых автором событий, ощущая чувства и мысли, во многом аналогичные тем, что имеются у героев (радость и грусть, унижение и оскорбление, страх и ужас, неосознанную и неясную тревогу и подсознательную внутреннюю напряженность. В фильмах эмоциональность восприятия усиливается еще и музыкальным сопровождением, цветовым и световым, интерьерным и пейзажным оформлением. Принципиальным отличием восприятия "специфических" сцен в реальной жизни и на экране является тот момент, что в первом случае все события проходят психологический и интеллектуальный контроль нашего сознания. И если оно обнаруживает что-то, не совсем соответствующее внутренним принципам, то дает так или иначе команду о желательном прекращении "созерцания" данного события, явления или факта. Когда же мы смотрим TВ, то такой контроль резко ослаблен (если не отсутствует вообще - у детей и подростков, многих женщин, как существ преимущественно эмоциональных по своей природе).
    Где-то в дальнем уголке нашего сознания зритель (читатель) понимает, что то, что он воспринимает не несет ему прямой угрозы, поэтому обостренное любопытство заставляет продолжать смотреть фильм дальше, чтобы узнать интригующую развязку сюжета. А потом, немногие могут признать, что им действительно страшно, т.к. это с точки зрения большинства означало бы признание самого себя слабохарактерным человеком или же "невротиком". И тот и другой ярлык, естественно, не нравится никому, даже если на самом деле и тот и другой момент представлены достаточно ярко.
    Сутью своеобразия проблемы просмотра фильмов, имеющих задачу вызвать в первую очередь наиболее выраженный страх у зрителя, а уже потом обрисовать сюжетную линию, является отсутствие какой-либо гигиены психического здоровья в нашем обществе, как и профилактики возникновения и развития и "легких" и "тяжелых" психических заболеваний. Иначе говоря, люди просто-напросто не имеют ни малейшего понятия (интеллигенция в том числе) о том, что хорошо для их психики в этой жизни и что плохо, что полезно и что вредно. За простотой формулировки скрываются мелкие драмы десятков миллионов и крупные трагедии миллионов жителей СНГ.
    В июне месяце этого года автор со своими коллегами провел специальное исследование. В поликлинике общего профиля 200-м пациентам в возрасте от 20 до 50 лет, пришедших на прием к различным специалистам (кроме невропатолога), были розданы диагностические анкеты, которые были ими заполнены. После обработки анкет оказалось, что невроз тяжелой степени имелся у 42%, средней - у 30% и легкой - у 28%. Причем, у половины представителей первой группы (1/5!) состояние нервной системы было на грани глобального психического срыва, который обычно заканчивается шизофренией. А предрасположенность к ней имеется у каждого второго внешне пока еще здорового человека! И вот ведь парадокс советского человека: даже узнав от специалиста о факте наличия у них невроза, практически все отказались от какого бы то ни было лечения...
    К слову говоря, одна коллега-психолог после просмотра "Кошмара с улицы Вязов" в течение двух месяцев не могла спокойно спать - проявляла себя подсознательная доминанта страха за свою жизнь и жизнь близких. Потребовалось еще 6 месяцев, прежде чем квалифицированный специалист при максимальном напряжении всех своих знаний и способностей, смогла преодолеть этот парализующий страх... А что же говорить о тех, кто знает о психологии столько же, сколько о планете Марс? Инстинкт самосохранения является одним из главных в нашем подсознании и создавать даже косвенные стрессы для него весьма неразумно, т.к. современная наука еще не в состоянии ответить на вопрос, какие механизмы нашего организма при этом задействуются. Поэтому итог предсказать точно не может никто. Но известно, что как только суммарная величина стрессов превысит защитный уровень психики (который у каждого индивидуальный), то ее срыв произойдет обязательно.
    Особенно отрицательно воздействует на психику человека просмотр в вечернее время и перед сном фильмов ужасов и мистики, отдельных боевиков и триллеров с яркими сценами насилия (и физического и психологического), убийства, пыток и казней, превращений людей в животных и оборотней, вампиров и прочих страшных и агрессивных существ.
       Авантюристическо-экстравагантная тяга к познанию нового и неизвестного, необычного и экзотического по отношению к таким фильмам часто заканчивается плачевно. Нельзя забывать, что западная киноиндустрия имеет в своей продукции особую идеологическую подоплеку - отвлечь людей от экономических и политических проблем общества, чтобы их сознание было больше занято переживаниями по поводу вымышленных, а не реальных людей и событий. Нельзя исключить аналогичную постановку вопроса и в нашем обществе, только тех, кто "заказывает музыку".
    А потом, мы живем почти в постоянной стрессовой обстановке на работе, дома, на улице. Большинство людей отличается (по большому счету) слабой волей и низким уровнем самообладания при невысоком интеллекте и духовном развитии. Почти никто (90-95%) не знает что такое на самом деле здоровый образ жизни даже в упрощенном варианте, не говоря уже о биоэнергетической гигиене (главного залога длительного и стабильного благополучия во всем и всегда). Многие (60-80%) от рождения имеют определенную акцентуированность личности (шизоидную, астеническую, истерическую и т.д.), органическую неполноценность нервной системы (40-50% среди старшего поколения и 70-80% среди подрастающего). Все больше в нынешних условиях становится людей с неустойчивой нервной системой, тревожно-мнительных и ранимых, чрезмерно впечатлительных и неуверенных в себе. А если провести даже лишь поверхностный психоанализ, то выявится практически у всех множество самых различных страхов детства, отрочества и юности - явных и скрытых, косвенных и тщательно замаскированных, живущих в нашем подсознании всю нашу жизнь.
    При систематическом просмотре насилия и ужасов все негативные рефлексы нашей психики закрепляются, происходит их детальное структурирование и усложнение. Проблема заключается в отсутствии реального осознания самого факта наличия патологического рефлекса вне его проявления, непонимание степени серьезности и масштабности влияния этого рефлекса (его дестабилизирующей и дезорганизующей функции). Практически невозможно самому человеку бороться с такими рефлексами, укрепившимися в нем, без специалиста из-за низкой эффективности и субъективности оценки первоначальной ситуации (или драматизация или оптимизация) и ее последующей динамики с определением количественного и качественного результата.
   Немаловажным является и отсутствие "поддерживающей терапии", противорецидивных и профилактических мер, адекватных реальной ситуации и конкретной личности. Накопление патологических рефлексов (человек видит ситуацию, которая в данном случае для него и других людей безобидна, но она похожа на страшную сцену в фильме и от этого у него возникает выраженный психологический дискомфорт не зависимо от его воли и желания) приводит к постепенному переходу "количества в качество" - т.е. новое психическое состояние - кратковременную реакцию, болезнь, невротическое развитие личности.
   Применительно к детям и подросткам боевики и триллеры со сценами жестокости и насилия опасны еще и тем, что нередко служат примером для подражания, создания своего рода культа физической силы, как главного и наиболее ценного достоинства в этой жизни в противовес интеллекту и порядочности. Это не значит, что они тут же станут жестокими и агрессивными, но деформация их психологии и мировоззрения будет обеспечена. Особенно тем, у кого и без того есть проблемы с родителями, со школой, и с приятелями.
    Кто из нас не мечтал о сильном и мужественном друге (брате), который мог бы нас защитить от всех обидчиков и восстановить справедливость во всех сложных и проблемных ситуациях нашей жизни? Потребность в ощущении собственной значительности - один из нескольких "китов", на которые опирается наше подсознание, а, следовательно, и наше поведение. Компенсирование этого дефицита идет самыми различными путями и далеко не всегда самыми лучшими. Не надо быть психологом, чтобы увидеть насколько резкой и жесткой становится не только современная молодежь, но даже дети дошкольного возраста и ученики младших классов. Грубость и дерзость, рационализм и эгоизм, отсутствие сострадания и сопереживания, стремление самоутвердиться любым путем и любой ценой, пусть даже "по головам" окружающих, а нередко родных и близких все это отчасти имеет истоки в этих боевиках и триллерах.
   Обилие откровенных эротических (а иногда и порнографических) сцен на экране TВ привело к значительному снижению возрастного "ценза" начала сексуальной жизни до 11-12 лет. Эротическую фазу развития дети начинают проходить не с 15-16 лет, а с 7-8, причем, не только во дворе своего дома, но и во время школьных перемен. Столь раннее самостоятельное (родители предпочитают занимать пассивную позицию, т.к. сами чаще всего ничего не знают) соприкосновение со взрослой жизнью создает еще один вид искажения взглядов на окружающий мир, уничтожает традиционные нравственные принципы, приводя к чрезмерной сексуальной распущенности, неблагоприятной гормональной перестройке организма, беременностям в 12-13 лет и ранним абортам, переходящим в бесплодие, подростковой сексуальной агрессивности, распространению венерических заболеваний на фоне коллективных (от 4 до 12 человек) "занятий" сексом. Такие "скороспелки" вряд ли смогут в будущем создать прочные и полноценные семьи, не говоря уже о том, чтобы вырастить достойных и порядочных собственных детей. "Яблоко от яблони далеко не падает" - этот принцип создает в таких условиях наследственный замкнутый круг, из которого мало кому удается вырваться.
    Один философ сказал: "Общество, потерявшее контакт с подрастающим поколением, обречено на нравственное вымирание".