Как помогает молитва
Ожёг
      Однажды я поставил чайник на газовую плиту и пошел продолжать писать новую статью. Для повышения вдохновения я включил музыку. Когда чайник закипел, музыка не дала мне возможности услышать этот момент. А когда я сам по себе отправился на кухню, то оказалось, что чайник уже просто устал греметь крышкой, сообщая мне о своей готовности. В чайнике осталось так мало воды, что пришлось его вновь наполнять. Перед заливкой новой воды нужно было вылить старую. Что я и сделал. Но для полного опорожнения чайника пришлось его сильно наклонить вперед, из-за чего крышка чайника упала и небольшое облако горячего пара резко и неожиданно вышло из него и коснулось моей руки.
Похожие ситуации случались и раньше, но пар тогда не был столь сильно нагретым, поэтому буквально через полчаса я уже забывал о такого рода происшествии. Теперь же ситуация была иной. Как я ни пытался внушить себе, что ожог на самом деле пустяковый, легче мне от этого не становилось. Рука не только не переставала болеть, но с каждой минутой боль усиливалась все больше и больше, пока не стала совсем нестерпимой. Что было делать? Подставил руку под холодную воду – боль несколько утихла. Но не будешь же все время стоять возле крана с водой. Нужно было что-то предпринимать, тем более, что дело шло к вечеру, а на следующий день предстоял обычный напряженный рабочий день, требующий ясных мозгов и полноценного предварительного ночного отдыха.
Выпил таблетку обезболивающего, но его действие можно было ждать, в лучшем случае, через полчаса. Включил вентилятор и подставил руку под струю воздуха. Пока рука находилась под струей вентилятора, боль немного уменьшалась, но уже буквально через несколько секунд после вынесения руки из воздушного потока боль возвращалась в прежнем объеме. Так продолжалось более часа. Перспектива бессонной ночи привлекала меня очень мало. Еще через  полчаса я вдруг отчетливо понял, что никакие мои собственные усилия не дадут должного результата. И как я не злился на самого себя за то, что не услышал закипания чайника и не выключил его, что не проявил дополнительную осторожность при опорожнении чайника и т.д., от этого ничего не менялось. И тут мне пришла в голову мысль попросить высшие силы помочь мне в борьбе с моей болью.
Я нашел молитвослов, открыл на знакомой молитве Пантелеимону и стал вслух читать ее. И как читать... Еще наверно, никогда в своей жизни я не произносил молитву так страстно и так искренне, произнося свою просьбу и мольбу не только языком и губами, а из самых сокровенных глубин своей души. Казалось, что все мое существо, душа, разум, каждая клеточка моего организма, каждая частичка моей видимой и невидимой сущности обратились в мысль и устремились к Господу нашему, Богородице и всем святым. Через час я попытался вынуть руку из воздушного потока, но продержался лишь пару секунд. Еще через час была аналогичная попытка. Когда же подходил к концу третий час моей непрерывной молитвы, боль стала постепенно уменьшаться. Пузырь высотой около одного сантиметра возвышался над двумя пальцами моей правой руки – мизинцем и безымянным. Еще половина ладони была багрово красной.
Часы показывали второй час ночи. Постепенно на меня находила сонливость. Еще не веря в свое хотя бы некоторое облегчение, я выключил вентилятор и отправился спать. Через несколько минут боль утихла. Прошло более десяти дней, пока ожог окончательно зажил, но каждый день, как минимум, час я посвящал молитве. И случилось чудо, о котором я даже не мечтал и поэтому и не ждал его: боль ушла навсегда – не было даже одной минуты, чтобы я страдал от боли. Никаких следов от ожога не осталось. Это было особое откровение для меня. Во-первых, я вдруг понял, что многочисленные рассказы о безграничной силе молитвы – это не плод фантазии разных людей и не попытка примитивной  религиозной  пропаганды – это реальная вещь, доступная каждому из нас в любое время и в любом месте... А во-вторых, я понял, что молитва может быть эффективной только тогда, когда она идет из глубины души, а не только чисто механически произносится губами. И только искренняя и безграничная вера в силу молитвы, заставляющая все человеческое существо погружаться только в молитву, забывая обо всем остальном в мире, полностью отстраняясь от посторонних мыслей и чувств, ощущений и впечатлений, может дойти до высших сил и принести реальную и быструю практическую помощь молящемуся. С тех пор я стал при любом дискомфорте прибегать к молитве, но далеко не всегда она было столь глубокой и интенсивной, поэтому и требовала от меня гораздо больше времени на достижение желаемого облегчения.
 
Ангина
Мой знакомый ЛОР врач Сергей рассказал мне удивительную историю про свою ангину. История примечательна тем, что он, как специалист по заболеваниям горла, как никто другой, может поставить правильно диагноз и назначить самое эффективное лечение. Однажды у него вдруг вечером разболелось горло, стало больно глотать, общее состояние несколько ухудшилось. Для начала он несколько раз пополоскал свое горло. Не помогло. Потом смазал его йодом. Выпил анальгина, но он лишь на пару часов снял боль и неприятные ощущения в горле. Еще неделю он лечился самыми лучшими антибактериальными препаратами, но без какого-либо существенного эффекта. Сергей уже стал думать, что у него не ангина, а какое-либо новообразование. Мысль о раке особенно была "приятной" для моего коллеги.
Он использовал компрессы, мази, ингаляции и другие способы лечения болезней горла, но результат постоянно был нулевой. В отчаянии он позвонил мне и высказал свое основательное недоумение и раздражение тем, что не может обрести контроль над ситуацией. Тогда я посоветовал ему почитать молитвы Господу, Богородице и Пантелеимону (это было примерно год спустя после моего ожога и поэтому у меня было особое доверие к данному святому). Через два дня мой друг позвонил мне и сказал, что перестал проводить какое-либо лечение по принципам официальной медицины и стал читать рекомендованные молитвы, хотя, по большому счету, совсем не верил в их реальную помощь. И вот произошло что-то для него совершенно непонятное и удивительное - ангина куда-то исчезла совершенно бесследно. Забегая немного вперед, скажу лишь, что за несколько последних лет Сергей больше  никогда не прибегал к лекарствам при лечении своей ангины – он теперь использует только молитву.
Конкретный положительный практический результат оказался самым весомым аргументом в споре с официальной  медициной, особенно  на  фоне  ее предыдущей полной неэффективности. Не говоря уже о том, что при применении молитвы выздоровление у него наступало гораздо быстрее, чем при традиционном лечении. Получилась в итоге существенная экономия времени, денег на лекарства, уменьшение отрицательного воздействия химических веществ, содержащихся в лекарствах, на орга-низм, отсутствие осложнений как самой болезни, так и ее лечения.
После первого выздоровления Сергей стал читать молитвы с гораздо большей верой. Более того, чтобы быть независимым от книг, в которых были записаны молитвы, он выучил некоторые из них наизусть и теперь в любое время и в любом месте может подкорректировать свое состояние. Первичный скептицизм сменился гораздо более уважительным отношением к религии, церкви, священникам и молитве. Личность врача, притом, что он и до этого был неплохим и неглупым человеком, стала несколько гармоничнее. Его духовность получила определенный толчок в своем развитии. Сергей стал больше читать православной литературы, чаще стал ходить в храм.
И что оказалось самым удивительным для него самого, так это то, что при гораздо меньшем развлечении он стал ощущать в душе более выраженный и отчетливый комфорт, более стабильный и продолжительный, более естественный и яркий, более приятный и всеохватывающий характер.
 
     Вросший ноготь
В 12 лет мой друг Алексей вместе со своей тетей поехал в гости к своим родственникам в деревню. Там к нему отнеслись очень хорошо. Домашними заботами и огородными работами его не нагружали. Занимался только тем, чем хотел. Отдыхал, развлекался, бродил по летнему лесу, собирал ягоды и грибы, слушал  птичек. Подружился с домашними животными. Особенно ему нравилось кормить хлебом лошадей и коров. С большим удовольствием он насыпал корм для кур и рвал разную траву для кроликов. Парень он был скромный и симпатичный и поэтому привлекал к себе внимание окружающих. Другой вопрос, что не только хороших людей, видимо. Отдых удался на славу.
После приезда домой на фоне полного здоровья вдруг у него на большом пальце ноготь стал расти не прямо, а в бок. Все попытки обычным образом прекратить это ненормальное явление к успеху не привели. Обратились к детскому хирургу. Его заключение было однозначным и четким: "Нужна операция".
Была сделана небольшая операция и часть ногтя была удалена. Рана зажила и вроде бы все встало на свои места. Но спустя месяц на другой ноге Алексея возникла аналогичная ситуация. Тут уже его родители думать долго не стали и опять обратились к тому же хирургу. Последовала новая операция.
Пытались выяснить причину данной болезни, но хирург сказал, что современная медицина не знает реальной причины, которая вызывает болезнь под названием "вросший ноготь". И, по его мнению, существует лишь единственный способ борьбы с ним - операция. Опираясь именно на это мнение, Алексей четыре года ежегодно переносил по 3-4 операции. И так предполагалось и дальше.
Ни о какой физкультуре в школе и речи не могло быть, поэтому даже общий рост мальчика был резко заторможен - как он вырос в 13 лет, так и остался до конца своей жизни этого роста. Хотя его отец имел гораздо боле значительный рост и поэтому ожидалось, что и Алексей будет не ниже.
Последнее  Алексей оперировался уже у другого хирурга. Но и операции были гораздо более травматичные. Первый раз ему на обеих ногах с некоторым интервалом по времени удалили ногти на больших пальцах. Как только ноготь отрастал, он опять начинал расти в бок. Получалось, что все страдания и переживания как самого Алексея, так и его родителей были в этом случае опять напрасными. Следующий раз ему не только удалили весь ноготь, то и основательно зачистили кость в месте основания зоны роста ногтя.
На одном пальце, спустя полгода, ноготь вырос в два раза тоньше, чем обычно. А на другом пальце ноготь получился в два раза толще. И проблема осталась все та же. Возник логический тупик уже и у этого хирурга. Но он, надо отдать ему должное, в приватной беседе рассказал родителям Алексея о том, что в данном случае нужен, видимо неформальный подход к решению проблемы, так как официальная медицина уже исчерпала свои возможности. И, видимо тут присутствует какой-то фактор, который невозможно уничтожить чисто медицинским путем.
После каждой операции Алексей ходил 2-3 недели в тапочках, причем один из них был подвязан бинтом или шнурком к ноге. Вид был не самый эстетичный, да и скорость передвижения Алексея была самой минимальной. Уже не говоря о том, что он должен был постоянно заботиться о том, чтобы кто-нибудь случайно не задел его больные пальцы или не наступил на ногу. Молодой мальчик вынужден был вести образ жизни тяжело больного пенсионера несколько месяцев каждый год.
У матери Алексея была знакомая в салоне красоты, которая занималась педикюром - обработкой ногтей на ногах. Попробовали воспользоваться ее помощью, но без особого результата - невозможно было никакими способами и методами, инструментами и приспособлениями должным образом обработать ноготь.
Но вот судьба улыбнулась Алексею и он встретил пожилую верующую женщину - дальнюю знакомую друзей его родителей. Она с большим вниманием и пониманием отнеслась к беде Алексея. И посоветовала заказать молебен о здравии в храме и ежедневно читать самому Алексею и его родителям молитвы о выздоровлении. Молебен был заказан и молитвы стали читаться ежедневно.
Спустя полгода ежедневного чтения молитв,  без каких-либо видимых внешних воздействий на организм, Алексея его болезнь отступила. Ноготь стал более интенсивно расти вперед и менее интенсивно в бок. Появилась возможность с помощью специального маникюрного набора (кусачки, пинцет, пилка, ножницы и т.д.) подрезать по мере необходимости ноготь и, таким образом, не допускать его вростания в тело пальца. С того времени Алексею не было сделано больше ни одной операции по поводу вросшего ногтя.
Молитва оказалась более мощным лекарством, чем целый десяток операций. В те годы (70-е) это было особым откровением для родителей Алексея, которые прежде были в большей степени атеистами, нежели верующими и воцерковленными людьми.
 
 
Тревожное состояние
Моя сестра ехала в метро на работу. Настроение у нее было хорошим, самочувствие прекрасным. Мысли были посвящены недавно прочитанной книге - приключенческому роману. Все было хорошо. Людей в вагоне было мало. И поэтому Лариса сидела, удобно устроившись на мягком диванчике. И вдруг она почувствовала, как в душе возникает и усиливается волнение. В начале она удивилась своему состоянию, так как реального повода для какого-либо волнения и переживания у нее не было. Потом оно стало раздражать ее, так как уничтожало тот приятный душевный комфорт, что был еще недавно у нее.
Спустя несколько минут волнение стало столь сильным, что напоминало какую-то паническую атаку на нее неизвестно кого. И от этой мысли ей стало, мягко говоря, не по себе. Она ведь не знала почему такое состояние у нее возникло, в чем причина и источник. А поэтому и не понимала того, как с ним бороться. А все неизвестное и непонятное, но активно вторгающееся в жизнь человека помимо его воли, вызывает психологический дискомфорт, а порой и страх. Возникло волнение по поводу первичного волнения.
На тот момент Лариса знала только две молитвы - "Отче наш" и "Живые помощи". Их она и стала читать про себя. После того, как она прочитала "отче наш" пять раз, выраженность тревоги уменьшилась почти в половину. А когда прочитала еще пять раз, то исчезла совсем. И в этот день больше не появлялась.
Спустя несколько дней во время очередной поездки в метро у нее опять возникло волнение. Лариса пыталась понять - может быть у нее появляется страх езды в транспорте или страх замкнутого пространства. Подумала, прислушалась к своему внутреннему состоянию, - оказалось, что нет, это что-то другое. Как не пыталась Лариса привязать свой неопределенный, но сильный страх к какому-либо  предмету, явлению или еще чему-либо конкретному, - это ей так и не удалось.
После десятикратного прочтения "Отче наш" волнение прошло. Но на следующий день возникло опять. И тут уже потребовалось читать молитву двадцать раз, прежде чем возникло облегчение.
Еще через несколько дней волнение не проходило и после чтения "Отче наш" и Ларисе пришлось прочитать еще десять раз молитву "Живые помощи". И тогда волнение исчезло не только на этот день, но уже на несколько месяцев. И тут она поняла, что, видимо, темные силы пытались внести в ее душу дискомфорт, чтобы она начала бояться самого приступа страха. Еще поняла Лариса, что не к врачам в первую очередь нужно обращаться, а к молитве. И потом, помня хороший терапевтический эффект от молитв, она выучила их еще несколько и справлялась в последующие годы с почти любым своим душевным дискомфортом без участия лекарств. Еще она поняла, что молитва может оказать свое благоприятное действие, если ее будет достаточное количество.
Лариса перестала чувствовать себя беспомощной пред лицом страхов и тревог. И даже если они и нападали на нее, то она заранее знала средство против них. И поэтому, даже в самых неприятных и неоднозначных ситуациях была спокойна и уверена.
Пример Ларисы является одним из наглядных случаев того, что нервно-психические нарушения являются следствием влияния темных сил на человека. И в этом случае только обращение к Господу, Богородице и святым может дать облегчение, а в ряде случаев и выздоровление. По этому поводу святые говорят, что "каждому из вас будет по вере вашей". Иначе говоря, выздоровление от болезни наступает тем быстрее и тем полнее, чем больше имеется глубокая и искренняя вера человека в Господа нашего.
Особенность ситуации состоит в том, что большинство так называемых верующих людей верят в Бога только умом. В то время как нужно верить, в первую очередь, душой. А это очень непросто и требует, даже в лучшем случае, долгой работы и ума и души. И не только внешней работы, видимой для окружающих, а еще и внутренней, никому не доступной для оценки и понимания, кроме отдельных старцев, обладающих особой духовностью и прозорливостью.
 
Поясница
История эта произошла на моих глазах.  Жил я как-то в гостях у одних родственников. Тетя Нина была приветливой и внимательной хозяйкой. Отношения наши были прекрасными. Однажды утром она вдруг разболелась. У нее так сильно "схватило" поясницу, что она буквально не могла встать с кровати. Первым делом я поинтересовался относительно того, не подняла ли она что-нибудь очень тяжелое, из-за чего и возник острейший радикулит. Оказалось, что нет. И даже более того, вечером она чувствовала себя наилучшим образом. И поэтому радикулит, и тем более, такой тяжелый, для нее был полной неожиданностью.
У меня возникла гипотеза, что она просто во сне как-то неудачно повернулась и таким образом защемила нервный корешок в позвоночнике. В прошлом у меня уже было несколько случаев, когда некоторые мои  знакомые, родственники и просто знакомые моих знакомых попадали в подобную ситуацию. И мне приходилось применять достаточно простой прием мануальной терапии и все вставало на свои места в прямом и переносном смысле. Так и на этот раз я провел привычную манипуляцию. Но никакого, даже самого минимального облегчения больная не испытала.
Дал ей выпить таблетку обезболивающего. На пару часов ей стало немного легче. Но потом все стало по прежнему. Назначил ей препарат более сильный, способный устранять воспаление даже при самых тяжелых заболеваниях суставов. Прошло несколько часов, потом несколько дней, а облегчения, даже частичного, не было. Стал делать ей массаж, причем более интенсивный и более обширный, чем делал это обычно своему отцу еще  с самого раннего детства. Эффекта не было.
На фоне массажа и мощнейших таблеток стал применять компрессы и мази сложнейшего и мощнейшего состава. Никакого эффекта. Сделал ей внутримышечно инъекцию обезболивающего  и  противовоспалительного. Но организм самым удивительным образом блокировал поступление лекарства в кровь путем образования плотной капсулы вокруг места введения препарата. Добавил ей еще рефлексотерапию, когда воздействие идет на биологически активные точки, которые "отвечают" за боль и воспаление, за благополучие в поясничном отделе позвоночника. Безрезультатно.
Были использованы самые современные и самые разнообразные способы и методы лечения данного вида заболеваний в течение сорока дней. Облегчение если и наступало, то самое небольшое и весьма кратковременное - на несколько часов, в лучшем случае.
С самого начала ее болезни я предложил ей почитать молитвы. Но моя родственница (некровная) категорически отказалась это делать. И лишь когда она поняла, что все применяемые меры не дают никакого результата, она несколько смягчилась и стала менее категоричной в своем негативизме по отношению к молитве. Когда я в очередной раз предложил ей почитать молитвы, то она возразила мне, что не верит в Бога и поэтому считает, с одной стороны, лицемерием читать молитвы тому, в кого не веришь. А, с другой стороны, если не веришь, то как же молитва, даже самая замечательная, может помочь?
Ситуация была непростой. Я ответил ей, что никакого лицемерия в ее просьбе о помощи к Господу и Богородице, святым нет и не может быть. Потому что никто из обычных людей (кроме отдельных святых) с рождения не становится глубоко и истинно верующим, но это совершенно не означает того, что молитва этого человека не угодна Господу нашему. А потом, неужели Бог не видит того, что делается и делалось в ее душе. И быть может, как это бывало в истории человечества неоднократно, Бог таким образом ведет человека к себе, через боль и страдание. Чтобы человек вдруг понял насколько он мал и ничтожен перед лицом Бога. Чтобы имеющаяся гордыня и житейская мания величия поутихли в человеке, ибо он отчетливо ощутил, что в природе существуют силы, которые не только не подвластны человеческой воле и желанию, но значительно превосходят возможности не только отдельного человека или самого лучшего специалиста, но даже волю многих людей…
Поэтому чтение молитв в любом случае не принесет ей вреда, а польза может быть и немалой. Какие уж мысли были в голове моей больной, мне не известно. Но вечером одного из дней (сорок первого или сорок второго от начала лечения!) тетушка Нина все же прочитала мой сборник молитв, специально составленный для таких случаев. Утром следующего дня она сообщила мне, что лекарства начали действовать и ей стало легче. От ее мысли о начале действия лекарств мне стало просто смешно. Я высказал ей свое мнение о том, что так в жизни не бывает, чтобы лекарства, которые не действовали больше сорока дней, вдруг начали помогать.
- Если уж что и помогло, так это ваши молитвы, а не лекарства, - сказал я ей. И поэтому в дальнейшем нужно основной упор делать не на лекарства, а на молитву. Ибо даже много лекарств не помогло, а немного молитвы уже дало эффект. Теперь нужно просто отчитать хотя бы часов десять-двадцать молитвы и тогда наступит полное выздоровление. Уже на второй день чтения молитв ей стало еще легче, но при этом она никаких лекарств не употребляла. Я предложил ей сделать подобное исследование, своего рода эксперимент. И только он смог окончательно убедить мою родственницу в том, что реально ей помогает только молитва. С тех пор она каждый день читала по три раза мой сборник и уже через неделю забыла про свой радикулит. Определенную роль сыграла и святая вода, которую она пила небольшими глоточками три раза в день до еды. Когда мы расставались, то она попросила у меня подарить ей мой сборник молитв, что я с большим удовольствием сделал.
Конечно, гигантского изменения в ее мировоззрении мне добиться не удалось, но уже тот факт, что она вынуждена была признать свои прежние взгляды и принципы несостоятельными хотя бы отчасти, если не полностью, внушал мне несколько более оптимистичное настроение относительно состояния ее здоровья в будущем. Проблема заключалась в ее большой своенравности и сумасбродстве, упрямстве и принципиальном нежелании признаваться в своих ошибках и заблуждениях. Но первый кирпичик в ее новое мировоззрение был заложен. А самым трудным бывает, как правило, самый первый шаг в нужном направлении. Потом Высшие Силы начинают помогать идущему вперед. Дело лишь в наличии желания и стремления стать лучше и совершеннее.
 
ОРЗ
Однажды ко мне в гости пришел один знакомый Сергей. Мы несколько часов принято общались, разговаривали на различные темы. И вдруг Сергей попросил у меня таблетку от головы. Я спросил о назначении этой таблетки. На что он мне ответил, что чувствует, что у него начинает болеть голова. Я измерил ему артериальное давление. Оно оказалось нормальным. Поэтому никаких средств от давления ему не потребовалось. Я дал ему таблетку баралгина. Через час Сергей почувствовал усиление общего недомогания. Температура поднялась до 37,0 градусов. Еще через час температура была уже 38 градусов. Состояние его напоминало острое распираторное заболевание, которое в быту сокращенно называют ОРЗ.
Мне пришла в голову мысль дать Сергею почитать молитвы о здравии. Он в первую минуту отнесся недоуменно к моей идее. Как может молитва, пусть даже самая лучшая, убить микробы или вирусы, которые вызывают у него болезнь? Но когда общее самочувствие ухудшилось еще больше, он согласился и примерно полчаса читал молитвы. Температура через 15 минут уменьшилась до 37,5, а через час стала совсем нормальной. Параллельно с уменьшением температуры улучшалось и общее состояние, проходила головная боль. В итоге, можно сказать, что произошло полное выздоровление от тяжелого ОРЗ.
Возможно, что кто-то скажет о том, что это была случайность. Но дело-то в том, что в дальнейшем мне приходилось сталкиваться многократно с подобными ситуациями с моими родственниками, знакомыми и родными, пациентами и просто посторонними людьми. И результат после чтения молитв практически всегда был один и тот же. Другой вопрос, что чтение молитв с верой в их целительную силу приносит выздоровление быстрее и полнее. Можно сказать, что существует определенная прямая пропорциональная закономерность: чем сильнее вера, тем лучше действует молитва. Данный принцип я и на себе проверил не раз, поэтому считаю его не только чисто теоретическим, но вполне практическим, жизненно важным, полезным и эффективным.
 
 
Отец Виталий
В одном из известных мне храмов работает человек, сама жизнь которого по житейским и духовным понятиям является чудом. В свое время это был офицер советского военно-морского флота. Энергичный и жизнерадостный, крепкий и настолько здоровый, что его показывали врачи как образец здоровья для студентов и молодых врачей. Не говоря уже о том, что он всегда с блеском проходил ежегодную медицинскую комиссию на определение годности к дальнейшей службе. Мужчина был самолюбивый и честолюбивый, любящий жизнь во всех ее проявлениях. Чувство юмора так и струилось из него гейзером минеральной воды.
Однажды им дали очень странное поручение: выйти в указанный квадрат и произвести киносъемку взрыва нового оружия. Как оказалось в дальнейшем, это было атомное оружие. Никаких средств защиты им предложено не было. Да и о необходимости хоть как-то беречь себя сказано тоже не было. Поэтому на палубе корабля собрался практически весь экипаж, чтобы посмотреть на новое достижение военной науки и техники. В нескольких километрах от корабля был произведен взрыв атомной бомбы.
Последствия для экипажа корабля были самые плачевные. Через неделю после взрыва половина экипажа попала в больницу, а через месяц - умерла от острого рака крови. Еще примерно четвертая часть прошла тот же скорбный путь спустя три месяца. Оставшиеся моряки умирали в течение года.
Капитан Виталий попал в больницу через три месяца. У него была парализована левая половина тела. Врачи ожидали летального исхода со дня на день. И тогда сосед по палате старичок посоветовал ему молиться о выздоровлении и спасении. Ситуация капитана была столь серьезной, что была чем-то похожа на ту, когда "утопающий хватается за соломину".  Думать  и  выбирать времени не было. И вот он стал истово молиться об избавлении от болезни.
Через неделю после ежедневных многочасовых молитв атеисту Виталию приснился сон, в котором ему Серафим Саровский сказал, что он может остаться жив, если он даст немедленно обет стать священником.  Что и было сделано. Состояние стало постепенно улучшаться и спустя полгода капитана выписали в санаторий. Три месяца еще там подлечивали. В итоге основные функции организма в значительной степени были восстановлены. Прошел обучение в духовной семинарии и принял сан священника. И вот уже более 40 лет ежедневно трудится во славу Господа нашего, несколько часов в день посвящая молитве.
Отец Виталий рассказывает: "А когда совсем плохо себя чувствую, то иду в храм и в алтаре читаю молитвы. После чего словно набираюсь сил и физических и душевных. Конечно, сейчас с возрастом и массой различных тяжелых заболеваний ему приходится порой непросто. Но вот какая особенность: как только он в силу разных причин забывает или не успевает прочитать свое молитвенное правило в полном объеме, то болезни тут же становятся гораздо сильнее и неприятнее. А как он восстанавливает продолжительность своего правила, то и его состояние нормализуется. И это при том условии, что у врачей отец Виталий почти не лечится.
Иногда он вспоминает свой экипаж, из которого даже спустя всего год после взрыва в живых он остался один…
Этот случай, откровенно говоря, поразил даже меня самого. Что может быть более наглядным, чем смерть твоих товарищей по несчастью? И что может быть более удивительным, чем спасение человека в этих условиях? Какие еще нужны более веские доказательства могущества молитвы над болезнями и даже смертью?
 
 
Пивные страсти
Анна была симпатичной и приятной молодой женщиной. Пользовалась вниманием у мужчин. Жизнь протекала неплохо. Одна из самых больших проблем ее заключалась в том, что никак не могла выйти замуж, хотя очень старалась. Спрашивала даже своих подруг о возможной причине своей затянувшейся холостяцкой жизни. Одна из подруг как-то после обильного возлияния спиртного сказала ей о том, что многим мужчинам не нравятся полные женщины. И ей нужно бы похудеть на десяток килограмм, чтобы обрести более оптимальную форму.
Занялась похудением. Применяла самые современные и эффективные диеты. Но все было без результата. Обратилась даже к врачу-диетологу. И диетолог установил, что ее вес не понижается из-за того, что она является большим любителем пива. Анна была менеджером по продажам и после напряженного рабочего дня частенько любила выпить бутылочку-другую пива. Иногда и на работе мужчины угощали ее пивом после удачных крупных сделок или в связи с каким-либо праздником, днем рождения и т.д. и т.п.
Можно сказать, что Анна настолько привыкла к пиву, что даже не могла представить себе свою жизнь без него. Со временем ситуация стала еще более драматичной: Анна начала стремительно набирать вес, который и так не был маленьким. Дело дошло до того, что без пива она становилась раздражительной и злобной. Ее друг Андрей стал на нее ругаться, видя что предмет его симпатии стремительно теряет свою привлекательность. Но даже угроза потери друга не могла остановить Анну в ее пристрастии к пиву. Что было делать?
У Андрея была хорошая соседка верующая старушка Вера Васильевна. Она-то и посоветовала Андрею съездить в монастырь Оптину Пустынь и окунуться в святой источник Амвросия Оптинского. Формально дело сделать было просто. Но на самом деле это выполнить оказалось гораздо сложнее. Дело было в том, что Анна по своей сути была человеком невоцерковленным. Иначе говоря, она с симпатией относилась к церкви, но молитв никогда не читала, на исповедь и причастие не ходила. Да и вообще, если и бывала в храме, то лишь по очень большим праздникам и буквально на пару минут, чтобы подать записки о поминании и поставить свечки у икон. Когда же Андрей пытался просто пригласить анну пойти с ним в храм вне праздника, то встречал не просто равнодушие, а порой откровенную агрессию с ее стороны.
- Что я там буду делать? И зачем я туда теперь пойду? - с откровенным раздражением и неприязнью спрашивала Анна…
Столь откровенный негативизм Анны почти шокировал Андрея. Потребовалось несколько месяцев объяснений и убеждений, просьб и уговоров, чтобы хотя бы немного уменьшить категоричность Анны по отношению к церкви. Андрей дал прочитать несколько философских книг с духовным содержанием, рассказал множество историй из своей жизни и жизни других людей, чтобы заронить в ее душу хотя бы искорку истинной духовности. И в какой-то момент ему это удалось.
В качестве познавательных поездок они вместе посетили несколько московских монастырей и храмов. Удалось им немного поговорить с одним студентом духовной академии, с несколькими священниками. Душа Анны смягчилась еще немного.  И вот они отправились в Оптину Пустынь. По дороге их завезли в Шамординский женский монастырь, где и располагался источник Амвросия Оптинского. Анна окунулась с головой в специальной купальне. Перед этим она прочитала несколько молитв и попросила Амвросия Оптинского помочь ей в ее беде. В Оптине они побывали на службе, познакомились с местными достопримечательностями. С удовольствием погуляли по лесу, постояли на берегу речки Жиздры.
Прошло несколько недель после поездки и вдруг неожиданно для себя Анна отметила, что ей почти нисколько  не  хочется  пива,  даже  если все вокруг в полном восторге от него. Особенно был рад ее друг Андрей, который и до этого вел более трезвый образ жизни. Через несколько месяцев у Анны появилось отвращение к пиву. И если раньше запах пива был для нее одним из самых приятных, то теперь невольно для нее самой он вызывал у нее лишь неприятные ассоциации, таким образом заставляя ее забыть об этом напитке раз и навсегда. Прошло уже пять лет и эта старая страсть к пиву так и не вернулась к Анне. Фигура ее стала гораздо более стройной и шансы обрести мужа значительно увеличились. И это не предположение, а утверждение с точки зрения опытного мужчины, понимающего толк в женщинах.
 
 
Работа Максима
Одна моя пациентка рассказала мне интересную историю про своего сына. Парень учится в училище на столяра-краснодеревщика. Но в силу определенных организационных факторов, имеющих место в этом училище, практику каждый из учащихся должен находить себе сам. Стал искать и сын моей пациентки. Но, как оказалось, сделать это было очень непросто. Везде требовались работники, но на полный рабочий день. Кроме того, нигде не нужны были, со слов этого парня, ученики, везде требовались уже готовые специалисты и на полный рабочий день.
Несколько месяцев ушло на совершенно бесплодные поиски. И уже вся семья отчаялась. И это несмотря на то, что мать Максима каждый день молилась о том, чтобы сын нашел себе хорошее место. Максим же молиться не хотел, да и в храм не ходил уже несколько лет. А уж о причастии или исповеди речи вообще не шло. В этом смысле ситуация была не из лучших.
Священник из ближайшего храма посоветовал матери Максима отправить сына в храм Воскресения Христова в Сокольниках и заказать молебен Иверской иконе Божией Матери. Что Максим и сделал. Прочитал у иконы акафист. Прошло всего три дня и хорошая мастерская по ремонту и реставрации мебели была найдена. Максима приняли в нее на работу. Реставрация мебели, в том числе антикварной, настолько захватила Максима, что он стал целыми днями пропадать в мастерской. Заведующий мастерской показывал ему основные приемы работы с раз-личными материалами, объяснял, рассказывал. И в итоге у Максима стало кое-что неплохо поучаться. Мастер из училища специально приезжал к нему в мастерскую, посмотрел на работу Максима и остался ею доволен.
Эта история навела меня на мысль о том, что порой Богу нужна наша личная молитва, а не молитва наших родных и близких. И пока Он ее не получит, никакое дело не пойдет на лад. Как бы человек не старался по-житейски.
 
Лечебный воздух
Несколько лет назад поехал я в монастырь Оптина Пустынь отдохнуть на недельку от городской суеты. Кроме этого, было самое искреннее желание прикоснуться к монастырской жизни, почувствовать ее скрытый вкус, понять хотя бы немного ее специфику. Знакомый монах устроил меня в лучшую гостиницу монастыря в одноместный номер. И узнав мои намерения, перечисленные выше, отправил к руководителю подсобного хозяйства, чтобы тот дал мне какое-нибудь послушание. Иначе говоря, работу. И тот дал мне послушание обрабатывать грядки.
Надо сказать, что к физической работе я был не приучен и поэтому отнесся неоднозначно к такого рода поручению. Одна из местных постоянно проживающих в монастыре послушниц показала мне что и как нужно делать. И я приступил к работе. Объем работы был большой, поэтому я старался работать равномернее, чтобы не устать слишком быстро. Но это меня не спасло. К концу рабочего дня я не просто устал, а вымотался окончательно. Когда я наконец-то добрался до своей кровати, то почувствовал, что все мое тело болит так, что хуже не придумаешь.
Перед ужином руководитель подсобного хозяйства спросил меня о моих впечатлениях. Я ему рассказал, что совершенно не представляю того, как я буду работать завтра в связи с моим нынешним самочувствием. Он нежно улыбнулся и сказал мне, что в Оптине сам воздух является лечебным, особенно если человек не забывает о молитве Господу и святым Оптинским старцам. 
- Завтра вы забудете о своих болях и неприятных ощущениях, - сказал мне он.
Откровенно говоря, я воспринял его слова в начале как недоразумение, а потом как попытку хоть как-то утешить и успокоить меня. Я знал, что мои мышцы в подобных случаях, как правило, болят не меньше трех дней. И это при условии ежедневного принятия теплой ванны. Ванны здесь не предполагалось, поэтому я полагал провести всю неделю в сильном физическом дискомфорте. Предполагалось, что я буду еще на долгих монастырских службах стоять. Этого я в тот момент не представлял себе вообще. Одна мысль о том, что вместо удовольствия от присутствия на службах в храмах я буду мучиться от болей в теле, доставляла мне сильное огорчение. Можно сказать, что подобное развитие обстоятельств совершенно не входило в мои первоначальные планы.
Перед сном я попросил оптинских старцев помочь мне не опозориться совсем в глазах местных работников. На следующий день я легко встал и с огромным удивлением обнаружил, что никакого, даже небольшого, дискомфорта в моем теле нет. И как я не старался хоть что-то где-то обнаружить, мне это не удалось. Это было мощное потрясение, потому что оно противоречило всем известным законам физики и физиологии, да и индивидуальным особенностям и закономерностям существования моего организма.
Я очень люблю поспать утром и поэтому рано вставать мне обычно тяжело. А уж очень рано, тем более. В течение недели, проведенной в монастыре, мне приходилось вставать ежедневно в 4 утра, чтобы успеть к 5 на службу. И не было ни одного раза, чтобы я не смог подняться или хотя бы чтобы мне было тяжело подниматься. Почему так происходило для меня, как врача, осталось большой загадкой. Ведь остальной день после подъема я не только не чувствовал себя утомленным от недосыпа, но даже не испытывал желания хотя бы час-другой поспать.
Ситуация заставила прийти меня к выводу, что монастырь является совершенно особенным местом, где благодаря мощной духовности прежних старцев и, в определенной степени, нынешней братии, имеется уникальная энергетическая обстановка. И если человек по своему собственному решению и с искренним желанием стать лучше, умнее и мудрее, наполнить душу свою любовью к Богу приходит в монастырь, то его даже физическое тело начинает жить по совершенно другим законам, принципиально отличным от тех, что мы имеем в обычной жизни в миру.
 
 
Административная помощь
Татьяна работала врачом гинекологом в больнице. Ей часто приходилось делать аборты. До поры до времени это положение вещей ее устраивало. Но потом она узнала, что с духовной точки зрения является грехом не только самой прерывать собственную беременность, но и участвовать в аборте в качестве врача.
Как избавиться от нежелательных манипуляций? Пойти попросить об этом руководство? С точки зрения непосвященного человека следовало бы так и сделать. Но тут есть одна загвоздка: когда врач-гинеколог устраивается на работу, он подписывает договор, в котором подробно перечислены все его основные так называемые функциональные обязанности. И идти и просить в освобождении от них - это означает в большинстве случаев идти на открытый и грубый конфликт с начальством.
Главный врач Татьяны была очень своеобразной женщиной. Она и так постоянно требовала от своих подчиненных результатов, которых ни практически, ни даже чисто теоретически достигнуть было невозможно. Например, она хотела, чтобы в работе рядовых врачей не было никаких осложнений и проблем вообще. Даже в ведущих европейских клиниках имеется определенная статистика осложнений при каждом виде акушерских и гинекологических операций. А что же говорить про отечественные клиники, в которых нет в достаточном количестве хороших лекарств и диагностическая аппаратура часто оставляла желать лучшего.
После каждой прямой или косвенной даже закономерной сложности в практической работе она собирала совещание всех врачей и начинала им говорить о том, что те, кто плохо работает и не хочет якобы работать хорошо, могут подавать заявление об уходе. Главный врач всячески унижала и оскорбляла не только молодых и относительно опытных врачей, но и тех, кто не только не уступал ей в уровне квалификации, но и превосходил ее. Осложнения в операциях у многих женщин возникали из-за того, что те не выполняли назначения врачей из женских консультаций или вообще относились к своему здоровью длительное время предельно безответственно. А еще имели массу самых различных соматических заболеваний в тяжелом или сложном состоянии, в значительной степени осложняющих течение родов и послеоперационного периода.
Ни о каких поблажках или облегчениях в работе врачей их начальник не только говорить - думать не желала в принципе. Поэтому разговор о переводе в другое отделение, где не нужно делать аборты был невозможен как таковой, если врач желала продолжать работать в данном учреждении.
Из-за безвыходности ситуации Татьяна стала переживать, у нее появился невроз, из-за которого она и обратилась ко мне за помощью. Я посоветовал ей не только лечить невроз, но и избавиться от причины, его вызывающей.
- Я пока не нашла себе другую работу, поэтому не могу уходить с этой, - сказала мне Татьяна.
- Тогда нужно сходить в какой-нибудь монастырь и помолиться иконе Божией Матери, заказать ей молебен, поставить ей большую свечу и пожертвовать на храм определенную сумму денег, - ответил  я ей.
- Но какая связь может быть между моим походом в монастырь и моим главным врачом, - спросила она меня, - я даже чисто теоретически не могу себе представить логику событий, которую вы мне предлагаете.
- Не все в этом мире можно разложить по полочкам и не все дано понять человеку, даже самому умному и талантливому. И к этому нужно относиться спокойно, как к должному. Ибо так всегда было, есть и будет, не зависимо от того, знаем мы об этом или нет, согласны мы с этим или нет, учитываем мы это или нет, - сказал я ей.
Татьяна выполнила мои рекомендации. И уже спустя неделю без всяких разговоров с начальством она по их воле была переведена в желаемое отделение…
 
Язва в Оптине умолкает
Один из моих пациентов страдает язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки уже более 15 лет. За это время он неоднократно лежал в больнице. И ему даже предлагали сделать операцию. К духовной сфере у него было весьма неоднозначное отношение. Он не был атеистом в привычном понимании этого слова, но и особо верующим не был. Он, можно сказать, с равным недоумением относился и к тем, кто был серьезно верующим, и к тем, кто хвастался своим атеизмом. Жизнь Виктора была сложной и напряженной, час-то требовала большого психологического напряжения. Собственно, он мог справляться с большинством проблем и преград, трудностей и неприятностей и без особого напряжения. Но такой уж он  был человек - с обостренным чувством долга и ответственности, из-за чего он не мог что-либо делать плохо или даже вполсилы.
У него был принцип - пусть лучше с меня берут пример, нежели мне будут в глаза тыкать примером другого человека, который более добросовестный или более трудолюбивый, более организованный или более целеустремленный. Конечно, он не считал себя самым умным и самым талантливым, потому что талант дается от Бога и этот момент не зависит от воли самого человека. Как не зависит количество талантов и их характер, степень яркости каждого из талантов и т.д.
Язва двенадцатиперстной кишки возникла у Виктора на нервной почве, когда он был не по своей воле поставлен в обстоятельства, психологически для него крайне неприятные, но в которых он не мог что-либо принципиально изменить в лучшую сторону. Как, впрочем, и все остальные, оказавшиеся в подобных условиях своего временного бытия. Разница была лишь в том, что Виктор был более тонкой и более чувствительной натурой, чем большинство окружающих его людей, в том числе и так называемые друзья по несчастью. Правильнее было бы сказать, - "друзья по стрессу".
А никаких возможностей по компенсации или созданию мало-мальски существенной душевной отдушины не было. И поэтому через пару месяцев после длительного стресса организм Виктора резко среагировал язвой. Надо сказать, что это было проявлением одной из особенностей и закономерностей работы организма психологического и физиологического характера. Когда инфаркт или инсульт появляется у человека в период полного психологического благополучия.
Большинство людей считает, что последствия стресса обычно возникают непосредственно после самого стресса. И это утверждение во многом справедливо. Но, наряду с такой временной особенностью возникновения осложнений, имеется и еще другая. Когда имеется умеренно выраженная стрессовая обстановка, но длительно существующая, которая постепенно, а поэтому совершенно незаметно исчерпывает резервные силы организма. И вот, когда резервы в значительной степени исчерпываются, то и возникает срыв в работе организма, проявляющийся в возникновении новой серьезной болезни или в тяжелейшем обострении уже существующей.
Через какое время возникает осложнение - это вопрос индивидуальной специфики организма каждого конкретного человека. Иначе говоря, у каждого разная степень защиты нервной системы, уровень здоровья в целом, характер, темперамент, возможности и способы отдыха и расслабления, размер резервов и другие параметры, влияющие на то, что с организмом человека может произойти и когда. В каждом организме имеется свое, условно говоря, слабое место, которое и дает "течь" при перегрузке. У одного это сердце, у другого - желудок, у третьего - эндокринная система, у четвертого - голова и т.д. и т.п. В качестве слабого места может быть абсолютно любой орган или система организма.
И вот в 2002 году у Виктора возникло очередное обострение его язвенной болезни. Проведенный курс инъекций одного из самых мощных препаратов  дал лишь временное облегчение в его состоянии. Были задействованы еще некоторые хорошие лекарства, но ситуация никак не хотела улучшаться принципиально. По этой причине у него возник невроз, с которым он ко мне и обратился за помощью. Укрепление нервной системы опять несколько улучшило его состояние, но ненадолго.
Тогда я посоветовал поехать ему в монастырь Оптина Пустынь и пожить там недельку. А для максимально большего эффекта сделать это во время страстной недели. Как потом рассказывал Виктор, это было удивительное время для него. Дело в том, что кормят в Оптине в течение этой недели только один раз в день. А пища самая простая и даже временами предельно грубая. Например, картошка в "мундирах" и соленые огурцы, квашенная капуста и прочие простонародные блюда, которые Виктор, хоть и любил, но чаще всего не ел, потому что его язва частенько после этого выражала свое принципиальное недовольство подобным меню.
Виктора поразило то, что при такой пище его язва не только не скрутила его в бараний рог, а вообще не проявляла себя никак. У него складывалось впечатление, что в Оптине, без всяких лекарств его язва утихла, причем утихла основательно и гораздо лучше, чем в миру на фоне мощнейших лекарств. Если дома он каждую ночь вставал и принимал обезболивающие препараты, потому что от сильной боли просыпался, то здесь не было ни одной ночи, когда бы это понадобилось. И это при условии, что многие лекарства дома он принимал три раза в день и еще кое-что на ночь. В Оптине он ежедневно проводил по 6-8 часов на службах в храме и старался читать молитвы в свободное время, если были силы.
После того, как Виктор вернулся из Оптины, ему не только не было необходимости лечить прежде тяжелое обострение своей язвенной болезни, но даже принимать лечение умеренной интенсивности. По большому счету, на тот момент ему вообще не нужно было принимать лекарства противоязвенного характера. 
 
Развлечения - бич семьи
Ко мне обратился мужчина сорока лет с проблемой - его жена имеет страсть к компаниям. Причем не важно какая это компания, для чего и ради чего она собралась. Важно, что это компания, в которой можно выпить и повеселиться. Качество общения при этом совершенно не волновало эту женщину. Требования, уговоры, угрозы - ничто не помогает справиться с проблемой. Пытался и я с ней поговорить, но длительно общаться со мной она не захотела, а за одну беседу что-то серьезное и основательное добавить ей в голову не представлялось возможным. Потому что она представляла смысл своей жизни только в развлечениях, в получении максимального количества положительных ощущений и впечатлений. Отношение Виктории к себе и к жизни было не просто не очень серьезным, но предельно легкомысленным и сумасбродным, эгоистическим и потребительским. Ее мировоззрение представляло из себя редкие маленькие островки в бескрайнем океане жизни. А кроме этого, проблема состояла еще и в том, что для нее не было никого, кто мог бы выступить в роли авторитетного человека. Что было делать? Я решил посоветовать Алексею поехать в Оптину и окунуться им обоим в святой источник. А если жена не захочет, то хотя бы побыть на службе и заказать молебен оптинским старцам, приложиться к их мощам и попросить их о помощи. Спустя пару месяцев они съездили в Оптину, но не стали окунаться в источнике.      Муж Виктории пришел ко мне еще спустя полгода и высказал большую благодарность в связи с тем, что его жена стала гораздо меньше стремиться к компаниям, у нее появился небольшой интерес к домашним делам, к мужу, детям. В ней появилась некоторая серьезность и ответственность. Я рекомендовал съездить им еще раз в Оптину и вообще почаще читать молитвы о благополучии в семье и в жизни вообще. Еще через год ситуация полностью стабилизировалась и семья Виктории стала действительно счастливой, что было мне приятно.
 
Авария
Ко мне за помощью обратился Сергей В., 39 лет, перенесший тяжелое сотрясение мозга в результате автомобильной аварии. В больницу он не хотел ложиться, а, тем не менее, чувствовал, что нуждается в поправке своего здоровья, которое действительно того требовало. Кроме сильной головной боли и периодического головокружения он чувствовал сильную боль в шее.
Я высказался за стационарное лечение, но Сергей его отверг. Тогда я назначил ему лечение и посоветовал читать молитвы различным святым, Господу и Богородице. Большинство достаточно мощных обезболивающих препаратов лишь в некоторой степени и на небольшое время давали ему облегчение. Да и круглосуточно "сидеть" на анальгетиках - это не самое лучшее занятие в любом случае.
И вот что выяснилось в дальнейшем. Чем больше в течение дня читал молитвы Сергей, тем сильнее было уменьшение болевых ощущений, даже если при этом никакие препараты обезболивающего характера не принимались. И наоборот, чем меньше, тем хуже он себя чувствовал даже на фоне лекарств.
И если раньше он очень редко читал какие-либо молитвы, да и делал это с большой степенью формальности, то теперь его молитвенная просьба была самой искренней, выразительной. Была своего рода криком его души, уставшей от сильных и непрекращающихся болей в теле. Где-то в очень дальнем уголке своей души он смутно и больше интуитивно скорее ощущал, чем думал, что данное его состояние как-то связано с его предыдущей, и, видимо, неправильной жизнью. И это добавляло ему душевного дискомфорта, потому как не мог сразу и в полной мере постигнуть того, что именно привело его к столь грустной ситуации. И поэтому его самолюбие чувствовало себя сильно уязвленным. Да и его некоторая эгоистическая сущность была предельно недовольна необходимостью так долго и так сильно страдать.
В основном он читал молитвы Николаю Чудотворцу, целителю Пантелеимону, Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому. После чтения молитвы в течение часа шел сон час-два. Это днем и после продолжительного ночного сна. Причем сон наступал как-то незаметно и постепенно, а иногда он словно проваливался в него.
Сергей заметил интересную закономерность: после трех дней чтения молитв (каждый день по четыре-шесть часов суммарно) сильная и изнуряющая постоянная боль в шее почти исчезла и перешла на грудной отдел позвоночника. Еще через три молитв дня боль перешла на поясничный отдел позвоночника. Еще через три дня боль перешла на его бока, еще через три дня - на живот. Живот болел больше десяти дней и даже некоторое облегчение наступало лишь после 3-4 часов молитвы. Боль в животе была настолько сильной, что возникло подозрение на аппендицит, а потом и на перитонит, но после детального моего осмотра данные диагнозы были сняты. Как и многие другие, требующие экстренного хирургического вмешательства.
После живота небольшая головная боль стала столь же сильной, как и в позвоночнике. Это совершенно выбило Сергея из колеи, потому что не только его физическая производительность упала до нуля, но даже небольшая умственная деятельность стала просто-напросто невозможной. Стало трудно не только думать, но и читать. Жизнь стала, в некотором смысле, бессмысленной - только одно страдание и переживание…
Не давал впасть в полнейшее отчаяние только некоторый философский подход к самой ситуации и понимание, что, видимо, есть в природе силы, которые гораздо более могущественные, чем сам человек, каким бы он умным и сильным не был и что бы он о себе не думал при этом. И с этим положением вещей нужно смириться, принять его и по возможности понять и учесть в дальнейшем. Сил Сергея хватало только на то, чтобы лежать в постели круглосуточно, вставая лишь для принятия пищи и справления физиологических нужд.
Иногда ему казалось, что эта боль уже никогда не покинет его. Что она так и будет бродить по его телу, как неприкаянный призрак. Будущее было туманно и неопределенно.
Мне думается, что в результате долгих мучений и переживаний в Сергее возникало небольшое смирение и уменьшение его обостренной гордыни, заставляющей его порой смотреть на большинство окружающих несколько свысока. Он вдруг понял, что он сам перед лицом Высших сил не представляет из себя ничего особенного - так мелкая песчинка, которую ветер жизни носит туда, куда ему угодно, как угодно и когда угодно. И что все наши достоинства и таланты - это лишь относительное и временное украшение нашей плоти, которое имеет место не потому что мы такие хорошие и замечательные, а потому что так угодно Высшим Силам. И мы будем иметь что-то только до той поры, пока это угодно эти Силам и в той лишь степени, в которой это им угодно. И мы сами ничего в этой расстановке сил изменить не может и никогда не будем в силах что-то подобное мочь. И как это не было неприятно Сергею, он вынужден был под бременем страдания прийти к подобным выводам.
Нельзя сказать, что Сергей переродился в связи со своими страданиями. Но он стал немного другим человеком, имеющим в своей личности еще одну, более полноценную и более прочную точку опоры духовного характера. Он где-то смутно понимал, что так правильнее и что он стал в чем-то лучше и, может быть, даже немного гармоничнее. Удручало его лишь то, что за это небольшое духовное просветление в мозгах ему приходится платить столь дорогую цену.
- Ах, если бы знать это хотя бы чуть-чуть раньше, как было бы хорошо, - думал Сергей, - сколько бы плохого в моей жизни не возникло бы, да и этих ужасных страданий не было бы. И он благодарил Господа нашего за откровение и озарение, начиная понимать, что без духовного перерождения его будущее будет иметь вид бесконечной цепи подобных страданий и переживаний.